Сьюзен Гаспелл. Суд ее подруг (A Jury of her Peers)

Часть 8

Женщины сидели, не двигаясь, не смотря друг на друга, их взгляды были устремлены куда-то вглубь. Когда они заговорили снова, они как будто боялись говорить об этом, но и не могли не говорить.

«Она любила эту птицу, — сказала Марта Хейл, медленно, низким голосом. — Она собиралась похоронить ее в этой красивой коробке».

«Когда я была девочкой… — начала миссис Питерс, у нее, казалось, ком застрял в горле, — мой котенок… был один мальчик, который взял топорик и на моих глазах… я не успела добежать…» Она закрыла лицо руками. «Если бы меня не удержали, я бы… — она посмотрела наверх, там были слышны шаги, и закончила тихо, – убила его».

Потом они сидели какое-то время молча и неподвижно.
«Нет, Райт не мог любить эту птицу, — сказала наконец миссис Хейл, — существо, которое поет. Она  когда-то пела. И он убил в ней это тоже».

Миссис Питерс беспокойно зашевелилась: «Конечно, мы не знаем, кто убил эту птицу».
«Я знала Джона Райта», — произнесла миссис Хейл.

«Ужасная вещь произошла в этом доме прошлой ночью, миссис Хейл, — сказала жена шерифа. — Убить человека, когда он спит… просунуть веревку под его шею и задушить его».

Миссис Хейл смотрела на клетку: «Его шея. Задушить его».

«Мы не знаем, кто убил его, — прошептала миссис Питерс лихорадочно. — Мы ведь не знаем…»

Миссис Хейл пошевелилась: «Если только представить, что год за годом… и ничего, а потом вдруг у тебя есть птица, которая тебе поет, то, как это ужасно потом… когда птица лежит… неживая».

«Я знаю, что такое смерть, — сказала миссис Питерс каким-то странным монотонным голосом. — Когда умер мой первый ребенок… ему было два года… и я была совсем одна…»

Миссис Хейл опять зашевелилась: «Как скоро, вы думаете, они закончат искать улики?»

«Я знаю, что такое смерть», — повторила миссис Питерс снова. Затем она сказала: «Закон должен наказать за преступление, миссис Хейл».

«Жаль, что вы не видели Минни Фостер, — прозвучало в ответ, — когда она в белом платье и с голубыми лентами в волосах пела в хоре».

* * *

Часть 8 (продолжение)

Образ той девушки и осознание того, что она жила с ней по соседству двадцать лет и позволила ее умереть от отсутствия жизни, разом нахлынуло на нее.

«О – о, как жаль, что я ни разу не пришла сюда! — вскричала она. — Вот это преступление! Преступление! Кто будет наказывать за это?»

«Мы не должны волноваться», — сказала миссис Питерс и испуганно посмотрела на лестницу.

«Ей нужна была помощь! Я говорю вам, это странно, миссис Питерс. Мы жили так близко и были так далеки друг от друга. И мы так похожи. И если бы у нас было не так, разве бы мы ПОНЯЛИ? Почему мы знаем то, что мы знаем сейчас?»

На лестнице послышались голоса.
«Нет, Питерс, — сказал прокурор, — все совершенно ясно, за исключением причины, почему такое произошло. Но вы знаете присяжных… Если бы была какая-то вещь – которую мы могли предъявить. Что-нибудь, о чем можно было рассказать историю. Вещь, которая бы вязалась с таким нелепым способом, каким это было сделано».

Миссис Хейл украдкой взглянула на миссис Питерс. Миссис Питерс тоже посмотрела на нее. Потом они быстро отвернулись друг от друга.

Вошел шериф. «Мне снова нужно все осмотреть, — сказал он. — Улик недостаточно».

И опять на какое-то мгновение глаза женщин встретились. Шериф подошел к столу.
«Вы подготовили вещи? О, а это что?» — он взял фартук и рассмеялся.

Рука миссис Хейл лежала на корзине с шитьем, в которой была спрятана коробка с птицей. Она чувствовала, что как будто не может двинуть руку. Шериф подошел к корзине и достал один из уже сшитых квадратов, который лежал сверху. Вдруг он развернулся и сказал: «А вообще-то, миссис Питерс здесь, наверное, хорошо все проверила. Жена шерифа замужем за законом, не так ли?»

Миссис Питерс стояла возле стола, но миссис Хейл не видела ее лицо, потому что она отвернулась.

«Замужем за законом!» — повторил шериф. Он повернулся и направился в гостиную, сказав прокурору: «Я хочу, чтобы вы взглянули на те окна».

«Мы вернемся через минуту», — сказал шериф женщинам, и они вышли из комнаты. И снова – видимо, последний раз, две женщины остались одни на кухне.

Марта Хейл вскочила на ноги. Миссис Питерс все еще смотрела в другую сторону. Но взгляд миссис Хейл заставил ее обернуться. Медленно, как будто против желания, она повернула голову, и глаза их встретились.

Своим взглядом Марта Хейл указывала на корзину. Спрятанная там птица, несомненно, могла стать главной уликой, достаточной для осуждения женщины, той женщины, которой здесь не было, но которая занимала их мысли весь этот час.

Миссис Питерс бросилась вперед, достала коробку с птицей и стала запихивать ее в сумочку. Коробка была слишком большая. С отчаянием она открыла ее и хотела вытащить птицу, но остановилась – просто не смогла прикоснуться к ней. И застыла беспомощная.

Послышались шаги. Марта Хейл выхватила коробку из рук жены шерифа, и сунула ее в карман своего просторного пальто как раз в тот момент, когда шериф и прокурор вошли на кухню.

«Ну, дамы, — сказал прокурор. — Думаю, мы закончили здесь. Вы готовы?»

Рука миссис Хейл лежала на кармане ее пальто. «Мы готовы», — сказала она спокойно.

Конец истории на русском языке


Читайте английскую или американскую классику онлайн на englishstory.ru

Добавить комментарий